Барселона Гауди́

Дом-музей Гауди́


Мой график в Барселоне был обусловлен больше не удобством просмотра, сколько режимом работы в эти праздничные и предпраздничные дни.
Шанс посетить дом Гауди́ у меня был только в первый день, поэтому к нему, в расположенный на отшибе парк Гуэя я поехал с утра пораньше первым делом.
Не зная, конечно, предполагаешь, что этот дом построил Гауди́ сам для себя.
Реально же он только подписал проект, а проектировали его и строили – соратники по как бы теперь сказали девелопменту парка Гуэя.
Первоначально планировалось устроить в парке жилой квартал из 63 домов, но дома плохо продавались, и проект был заморожен.
В дом, который служил офисом продаж, решил переехать сам Гауди́, для удобства проведения работ над парком (которые в итоге заняли 8 лет). В результате в этом доме уже немолодой архитектор жил почти до своей смерти.

Главная ценность дома-музея – это интерьеры и мебель.
Причем, казалось бы, мебель сейчас достаточно растиражирована и в других музеях (Casa Batlló, Casa Milà), но именно здесь преставлена наибольшая коллекция.

Первым внимание зацепилось за стульчики из Casa Calvet, хотя и кресла на дальнем плане тоже хороши

И – за диван (судя по спинкам, на троих). Говорят, что Гауди́ проектировал эргономичную мебель – но вот по дивану и стулу такого не скажешь – уж слишком глубоко должны на них сидеть.
Обратите также внимание на зеркало на заднем плане, с расположенными сверху и снизу светильниками.

Мебель из домов Batlló и Milà мы посмотрим ниже, а сейчас – просто подборка интерьеров (для которых историческое местоположение не указано).

В доме представлены также и другие результаты творчества Гауди́, например, рисунок процессии

Или – модели гиперболоидов, параболоидов и прочих элементов поиска форм

Parc Güell

Сначала – о названии, точнее – о транслитерации фамилии “заказчика банкета”.
На русский фамилию “Güell” традиционно транслитерируют как “Гуэль”, хотя поводов для такого нет.
Если смотреть по правилам испанского (или кастильского, как его называют в Каталонии) языка – это “Гуэй” (для “Гуэля” должна была быть только одна L: “Güel”), если смотреть по правилам каталонского: тоже “Гуэй” (передать “Гуэль” и даже “Гуэлль” средствами каталонского языка можно, но это записывалось бы как “Güel·l”).

Парк кажется большим, но на деле – достаточно скромный. Из всех примечательностей непосредственно парка больше всего впечатлил Viaducte de la Burgadera

Я попал в парк в такую странную погоду, что с основной смотровой площадки (№15 на схеме) открывался достаточно апокалиптический вид: солнце еще светило, но темные тучи уже опоясали город и не давали увидеть море.

Домик слева, как и многие другие строения в парке – на реставрации. Декабрь – не лучшее время для посещения парка.

Более интересный вид – с более высоко расположенной смотровой площадки, к которой можно попасть по длинным извилистым виадукам (№8 на карте). 24 декабря я увидел оттуда всё те же самые тучи.

Palau Güell

Здесь должен был находиться рассказ о дворце Гуэя – первое работе, выполненной архитектором для своего основного в будущем заказчика, но дни работы музея я проморгал, поэтому наблюдал его только снаружи, снизу Carrer Nou de la Rambla района El Raval, который шириной улиц не особо отличается от готического квартала, и вид откуда – не ахти.
Лучший вид – из расположенного прямо напротив отеля Gaudi.

Casa Batlló

И снова о названии.
Здесь гораздо больше разнообразия, чем с парком Гуэя. Мне доводилось встречать и Бальо, и Батльо, и даже Батло. Хотя правила каталонского языка предписывают однозначно: буквосочетание “tll” дает звук, который ближе передается буквами “йй”. Так что корректный вариант транслитерации – это дом Байо, или, если угодно, дом Байё.

Среди всех увиденных мной строений Гауди́ (если не считать Casa Calvet, который не привлек моего внимания) дом Байо был закончен первым. Это самый популярный среди туристов памятник-музей, и даже зимой в него приличная очередь. Обилие деревьев на Passeig de Gràcia (и неумение+нежелание возиться с фотошопом) не позволяет сделать удачный кадр экстерьера, так что будем довольствоваться интерьерами, тем более что там есть, на что посмотреть.

Театр начинается с вешалки, а дом – с прихожей и лестницы на второй (по испанским правилам – первый) этаж.
И комната, и лестница выполнены без прямых линий.

Гауди́ вдумчиво подходил не только к внешнему облику зданий, но и к фунциям дома изнутри. Для вентиляции использовались специальные прорези, положение которых позволяло либо открывать доступ холодному воздуху, либо удерживать теплый.

Такие же отверстия (для воздуха и света) – в потолке.

Или – в одной из комнат во внутренний двор

Ручки дверей архитектор задумывал такими, чтобы за них было удобно браться как левой, так и правой рукой (но – по-разному).

Довелось встречать мнение, что Гауди никогда не использует прямый линий. Это неправда: достаточно посмотреть на начало перил этой лестницы:

Оригинальное решение было реализовано в освещении видеозала. Внутри, как можно увидеть – энергосберегающие лампочки

Достаточно известно также, что размер окон изменяется, чтобы снизу они смотрелись одинаково, а голубая облицовка внутреннего двора – меняется в цвете, чтобы из-за разницы в освещенности она смотрелась однородно.

Внутри в здании всё достаточно красиво, но по бокам – могут попадаться такие неприглядности. Вид в сторону Casa Amatller (корректное произношение фамилии владельца дома: “Амайе”).

Интерьеры. Камин.

Ракушечная лампа в главном зале.

Стол.

Лифтовая кабина продолжает общеморскую тему дома.

А вот и сам лифт проезжает.

Итог: дом очень примечателен своей необычностью, но особенно запоминающегося восторга не производит (может быть, из-за большой известности и завышенных ожиданий), в результате чего впечатление от дома со временем легко замещается другими впечатлениями.

Casa Milà

Дом Мила был следующим, за который архитектор принялся после дома Байо.
В переводе его названия никаких подвохов нет, кроме того, что ударение надо делать на последний слог: Мила́.

В этой постройке использовались многие приемы предыдущей, но сам дом гораздо больше предыдущей по размерам.

Для посещения открыт не весь дом (как в предыдущем случае), а только 3 этажа, и если есть возможность посетить только один музей (Casa Batlló или Casa Milà), это говорит не в пользу последнего.
Но, поскольку экспозиции дому Мила́ не хватает, они решили сделать его своеобразным музеем по всем строениям Гауди́, где по каждому представлены немного предметов из интерьера и фильм.
Обилие фильмов делает предпочтительным выбор в пользу дома Мила не только из-за отсутствия времени, но и при отсутствии сил, когда постоянно хочется посидеть передохнуть, но с пользой для дела, что актуально для пожилых людей.
Здесь – примерно такая же модель дома, как и на входе (приведенная выше), но в разрезе.

Помимо конкретных строений есть экспозиция по общим принципам, которые архитектор использовал в своей работе. Например, экспозиция биологических форм в творчестве Гауди́, где представлены сравнения оригинала (примера в природе) и воплощенной копии.
На фотографии ниже – катенарные арки, проиллюстрированные на модели чердака дома Мила́ . Они являются опорой для самих себя и никаких дополнительных опор не требуют.

Экспозиция музея начинается с чердака, откуда посетители спускаются вниз по лестницам.
Небольшое забегание вперед позволяет лучше понять, почему по крыше приходится скакать то вверх, то вниз. Каждая арка чердака (=основание крыши) – своего диаметра.
На заднем плане – элегантная Torre Agbar, которая особенно интересна при ночной подсветке (но эти кадры у меня почему-то оказались не записаны).

Так же, как и в доме Байо, дымоходы оформлены в виде голов непонятных зверей, а для покрытия плиткой используется техника тренкадис, когда друг под друга подгоняются осколки, лучше всего заполняющие пространство.
В случае ниже – это не плитка, а осколки от разбитых бутылок шампанского. В XXI веке этот прием назвали бы экологичным.

Так же, как и в доме Байо, обратная сторона непрезентабельна.

Есть специальная ночная экскурсия на крышу по отдельным билетам, которая проводится не каждый день и на которую я никак не попадал по датам. Поэтому время для похода я выбрал так, чтобы попытаться застать и день, и вечер. Но сумеречные виды мне застать не удалось – вход на крышу обратно последовательности экскурсии закрывается в первую очередь, за полчаса до окончания визита.
Так что мне остается представить только дневной вид: внутренний двор сверху.

На этаже под чердаком представлена историческая экспозиция квартиры в доме Мила, с комнатой для прислуги и другими атрибутами того времени. Из-за тусклого освещения фотографировать без штатива достаточно тяжело, а вспышка делает фотографию неинтересной.

На лестнице (модель которой мы видели на чердаке) подписан каждый этаж над дверью. На двери – те же авторские ручки, что и в доме Байо (здесь она уже погнута).
Мы привыкли, что антресоль – это самая верхняя часть этажа, в данном случае – это верхняя часть первого этажа, второй расположен над ним.

Sagrada Família

Sagrada Família (или, если полностью и по-русски, искупительный храм Святого Семейства) – это самое-самое, что есть в Барселоне, по многим критериям.
Если насчет самой известной и самой популярной достопримечательности – есть другие варианты (хотя в честь других памятников ни микрорайонов, ни станций метро не называли), то что самый долгостроящаяся – никем не оспаривается.
Какому еще памятнику в Барселоне в метро посвящены барельефы из плитки, причем, что интересно, минимум 2 разных (на разных линиях)?

Я их видел с разницей в почти 2 недели, полных впечатлений, а потому уже не помнил, фотографировал ли барельеф или нет (то, что видел – помнил). В результате сделал еще один кадр, и только потом стало понятно, что это разные барельефы (кто не видел надписей по-каталонски – обратите внимание на точку между буквами L, про которую я писал выше).

Первая фотография сделана фотоаапаратом, вторая – телефоном. Разница минимальна.

Католическая общественность удивляется, что освящен и получил титул малой базилики строящийся храм – никого не удивляет, что строящееся здание стало символом города, печатаемом на сувенирной продукции.
Еще храм Святого Семейства – самая неправильно понимаемая достопримечательность.
Мало того, что его называют собором (что никогда не произойдет, если от проектов Гауди не отойдут – его видение храма принципиально не позволяет тому быть собором). Так еще и мало кто представляет, как он должен выглядеть по окончанию строительства.
Многочисленные равновысокие башенки хрема, известные, наверное, каждому активному путешественнику (а также изображенные на барельефах), с точки зрения храмовой архитектуры совершенно не понятны (почему так много? и почему все одинаковые?)
Но всё становится на свои места, когда видишь модель итогового строения, где все эти башенки опоясывают центральную, которая выше их в 1,5 раза (итоговая высота – 176 метров, что должно сделать храм самым высоким среди церквей и уступающим только мечети Хассана II в Марокко, на которую прихожане собрали денег гораздо быстрее). Интересно, по мере достройки и изменения облика барельефы будут менять?

Моделей итоговой постройки на территории храма навскидку можно вспомнить минимум 4: у главного входа (фасад Страстей Христовых), в дальнем правом углу от фасада Рождества Христова, в музее в крипте (под храмом) и в церковно-приходской школе.
А после того, как детали постройки видишь ближе – не остается сомнения в цифре, что храм (за 130 лет) пока построен только на 60%, и в окончание постройки к 2026 году (столетию смерти Гауди) верится с трудом.
Не начаты ни башня Христа (самая высокая), ни башня Девы Марии (вторая по высоте), ни башни евангелистов (с орлами).

Высота была задумана Гауди таким образом, чтобы храм возвышался не только над городом – но и над нависающими над Барселоной горами, чтобы он был первым, что видят люди, приплывающие в город с моря.
Впрочем, на фоне выровенного района Эшампле (Eixample) храм хорошо заметен и сейчас.
С крыши дома Мила.

С холма Монжуик, рядом с Музеем Национального искусства Каталонии

Наверное, это самые лучшие ракурсы для съемки экстерьера целиком. Детали же экстерьера (врата, скульптуры на фасадах и апсиде как от Жузепа Марии Субиракса, так и не только) настолько разнообразны, что им можно было бы посвятить отдельную запись – но они у меня не сохранились.

Как (тоже) мало кому известно, такой вид у храма предполагался не сразу. В 1882 году храм начал возводиться по стандартному готическому проекту, и только годом позже в качестве архитектора был утвержден Гауди́, который пересмотрел проект, желая отказаться от свойственных готике аркбутанов и контрфорсов.
Модели всех трех проектов (изначального, промежуточного и окончательного) представлены в музее храма.
Правда, из этих моделей не понятно, от чего же именно хотел отказаться архитектор.

Детали готического проекта более подробно

Интерьер

Храм еще не достроен, и учитывая курс на как можно скорое открытие храма для богослужений, который вполне понятен, особенных изысков, по сравнению с богатыми готическими соборами Испании, добавлено еще не было.
Банально – не все витражи еще разрисованы. Где-то уже видны переливающиеся красоты, а где-то – пока еще прозрачное стекло в стандартных готических формах (обратите внимание на кусок слева).

С этой точки зрения нельзя не согласиться с фондом, ведущим строительство – его продолжением храм и интересен, и наблюдая постоянные изменения, мы можем прикоснуться к истории, в которую храм уже вошел (ведь самые большие соборы тоже строились не сразу, и если каркас мог быть возведен в одно время, то богатое убранство – могло создаваться веками).

Формы колонн, позаимствованные Гауди́ у стволов деревьев, настолько непривычные (как и кроны, их венчающие), что смотришь на них совершенно непонимающе. Особенного восторга я не испытал, и о сходстве храма с лесом из-за совпадения форм прочитал, а не догадался сам.
А алтарь уже какой-никакой оформлен, и здесь надо сказать спасибо архитектору за свет, которым насыщен храм. Гауди́ старался сделать его “сколько надо”, ни тускло, ни ярко, но из-за прозрачности некоторых витражей пока храм ярче, чем предполагался. Ни в одном другом крупном храме фотография с такого расстояния бы не получилась.

Всё самое интересное происходит на высоте, и приходится активно мотать головой, чтобы увидеть детали. Так что в качестве общеинтерьерной фотографии снова обратимся в музей за моделью, сквозь которую проходит каждый посетитель, кто не убегает из музея обратно через вход.

Обратите внимание на трибуны над боковыми нефами. Для посетителей под ними создается несколько более домашняя обстановка (не такие гигантские потолки), а размещение на трибунах хора позволяет использовать преимущества храма в акустике, заложенные в проект.

Впрочем, непосредственно знакомство с храмом началось с разочарования: билеты через интернет не продаются, и пришлось стоять в продолжительной очереди на вход.

И если сам храм по моим оценкам, несмотря на самое сильное впечатление по сравнению с ранее увиденными примерами культовой архитектуры, быть чуть позже переплюнут по впечатлениям тремя другими культовыми постройками Испании, то музей храма – наверное, самый насыщенный информацией музей достопримечательности, что я видел, и времени в нем можно провести чуть ли не столько же, сколько внутри или снаружи постройки.
Из того интересного, что я еще не показал – веревочные модели, которыми Гауди́ руководствовался при проектировании.
Идея простая – использовать природные кривые, получающиеся благодаря силе тяжести, а потом перевернуть картину с ног на голову и использовать полученные данные в строительстве. В доме Мила мы уже видели катенарные арки, повторяющие форму свободно висящей цепочки, в храме Святого Семейства использовались формы свесом с грузами на веревках.

Гауди́ приходилось фотографировать результат и затем переворачивать его, но в наше время есть фотошоп и его аналоги.

Еще в музее представлена подробная трактовка интерьера храма. Так ли это задумывал Гауди́ – неизвестно, но масштаб впечатляет.

Рядом, в отдельной темной комнате – экспозиция ранних проектов архитектора. Исключительная неосвещенность убивает перспективу съемок.

Еще ниже, чем музей, могила Гауди́ . Она нефотогенична да и неудобна для съемки.
Отдельная комната, с кучей фотографий и видеотрансляцией, отведена под освещение храма папой.
В самом конце музея на выходе – история храма в вехах и фотографиях.

Посмотреть на Барселону сверху можно, забравшись за отдельные деньги на колокольню – но популярность подъема такова, что перед кассами всех честно отговаривают от подъема табличками “время ожидания подъема на колокольню в очереди – 90 минут”. Так что ради подъема, судя по всему, нужно приходить к открытию (которое в 9 утра), а учитывая ажиотаж у касс – может лучше вообще к 8:30.

Еще одно стоящее внимания место – это церковно-приходская школа. Являющаяся по сути продолжением музея, принципиально она отличается своим потолком. Он сделан волнистым, но его каркасы – прямые линии, и скривление происходит от перегородки к перегородке.

Итого: искупительный храм Святого Семейства – безусловно стоящее для посещения место, и его фотографий после всех сокращений у меня осталось больше, чем любого другого места в Барселоне – но общее впечатление от города (и даже можно точнее сказать, от Эшампле) гораздо сильнее впечатления от его самой большой достопримечательности, что говорит в пользу Барселоны (было бы плохо, если наоборот).

Дворец Гуэя (Palau Güell)

В декабре 2014 года я добрался туда, куда не смог попасть в 2012-2013 – в дворец и колонию Гуэя, а также взглянул на павиольны Гуэя.

Доступ к нему, в отличие от домов Байё и Мила, осуществляется строго по времени захода в билете, что объединяет его с шедеврами Доменека-и-Монтанера: дворцом каталонской музыки и госпиталем Святого Креста и Святого Павла, из-за чего внутри легко дышать и нет переполнения туристами – но в отличие от них, изучение происходит самостоятельно, а не в рамках экскурсии.

Дворец принадлежит семье Гуэя, которые почему-то запрещают фотографировать вот этот элемент мебели.
У меня не было умысла нарушать правила – я просто не заметил запрета.
Откуда ни возьмись тут же прибежала смотрительница и сказала, что снимать запрещено – но удалять кадр она не заставляла.

Дворец Гуэя построен вокруг любви семьи к музыке. В холле расположен орган, холл за счет своей многоэтажности имеет хорошую акустику, но совершенно нефотогеничен из-за того, что его высота больше, чем длина и ширина. Комнаты имеют окна не только на улицу, но и в холл, чтобы можно было слушать концерты, не выходя из них, при этом можно было оставаться незамеченными от основной публики, располагавшейся внизу.
Самое удивительное из увиденного – изогнутые угловые картины. Про них ничего в аудиогиде рассказано не было.

Еще одна интересная деталь – учет различий мужской и женской физиологии при проектировании мебели: левый стул (с плоской сидушкой) – мужской, правый (с вогнутой) – женский. Там же есть фигурки кошачьих голов и мышей, но в кадр они не попали (или у меня просто не получается на не самом лучшем кадре их найти).

Как водится в других домах Гауди, есть выход на крышу, где может быть несколько более интересные виды, потому что дом расположен в Готическом районе – но своеобразные, потому что в отличие от домов Мила и Байё, нет вида на широкую улицу – а только на узкий переулок, неухоженный двор и интересности вокруг.

Павильоны Гуэя (Pavellons Güell)

Павильоны Гуэя – самая недоступная достопримечательность Гауди в Барселоне не только из-за удаленности от центра, но также из-за очень малого времени, когда они открыты.
Тем не менее, когда 13 января 2015 года я был на машине, и у меня еще оставалось время до вылета, я заехал посмотреть на знаменитого дракона на заборе.
К сожалению, с парковкой в окрестностях павильонов достаточно грустно, поэтому не найдя парковочного места, я поехал в аэропорт.

Колония Гуэя (Colonia Güell)

Колония Гуэя расположена уже за границами Барселоны, в каталонском муниципалитете Santa Coloma de Cervelló.
Это – образцовый фабричный пригород, ведь семья Гуэев были фабрикантами, и покровитель Гауди Эусеби Гуэй решил выстроить рядом с Барселоной свою деревню, для которой нанял своего любимого архитектора.

Я ее посетил в уже упоминавшийся день 13 января 2015 года, когда мой основной телефон был в отключке, а на купленном запасном не было камеры, так что снимков не будет.

Всем посетителям рекомендую начать визит с информационного центра, где есть не только брошюра с рекомендованным маршрутом по деревне на разных языках, в том числе русском, но и познавательный музей, где много информации про семью Гуэев, культуру самодостаточных фабричных деревень, историю этой деревни и, как водится в других местах, что-то про общее из архитектуры Гауди. Есть еще комната с видеофильмом – но я попал в затянувшуюся паузу и ничего не увидел, а только слышал фильм снаружи.

Самое интересное и известное в деревне – это крипта Гауди. Изначально здание задумывалось как полноценная церковь, но после постройки крипты Гауди к проекту охладел и церковь так и осталась недостроенной. В музее в информационном центре также рассказывается про символику мозаик, что является еще одним доводом в пользу ее посещения.

Само известное пространство под крышей с изогнутыми потолками и колоннами впечатлило не так, как на фотографии – зато впечатлила мебель в стиле Art nouveau в этой церкви – ранее в этом стиле приходилось видеть роспись или архитектуру церкви.

Что еще?

Как я уже написал, в подборку не вошли дом Кальвет (Casa Calvet), а также – дом Висенс (Casa Vicens), который мне показался недостаточно интересным, чтобы ради него адаптировать маршрут; и Col·legi de les Teresianes, с домом Фигерас, расположенные вдалеке от центра.

Конечно, если случится очередной визит в Барселону, и можно будет наконец посетить павильоны Гуэя (а также фонтан Монжуик – еще одну неуловимую достопримечательность) – мне будет что посмотреть в городе, а если нет – все основные места после второго визита уже изучены, и придется ходить либо по достопримечательностям второго порядка, либо смотреть что-то заново.

Впрочем, модерн (если угодно, ар-нуво) Барселоны творениями Гауди́ не исчерпывается, и про это будет не меньшая, но зато более разнообразная запись.

Оставить комментарий

Войти с помощью: